968 views

Они вышли в холл.

я

И помни, что сказано в Писании: „Не судите, и не судимы будете; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте и прощены будете». Я прощаю тебя, Роберт. Я просто хотела, чтоб ты об этом знал.
Она простила меня. Мало мне мучений ума и души — еще и это, мелькнуло в голове у Роберта. Джоан морализирующая, Джоан проповедующая, Джоан… Джоан прощающая! Он с трудом сдерживал ненависть.
Со всей слепотой человека, который не видит ничего, кроме себя, она истолковала его молчание как проявление покорности.
— Все будет хорошо, дорогой, вот увидишь. Шел бы ты спать, утро вечера мудренее.
В нем так и кипело желание вбить сестре в глотку ее нравоучительные сентенции. А еще лучше схватить за горло и задушить.
— Иди спать, Джоан, — сказал он. Она повернулась, а геолог пошел спать.
— Я, пожалуй, запру боковую дверь. Он в бешенстве вскочил.
— Я сам закрою. — Надо было как-то от нее отделаться. Еще секунду, и он не выдержит. Они вышли в холл. В этот момент он услышал какое-то шуршание на крыльце и тут же увидел листок бумаги, появившийся из-под двери. Он быстро шагнул вперед и наступил на него, обернувшись к Джоан, следовавшей за ним по пятам.
— В чем дело?
— Нет, ничего. — Удивительно, с какой легкостью и без малейших угрызений совести может он ей лгать.
Джоан стояла неподвижно, на лице ее было написано недоумение и недоверие.

Оставить комментарий

Посетители сайта
А чтобы вы хотели?